ЦЕНТЕРО представляет полную версию доклада «Военное присутствие США в различных регионах мира как элемент глобального господства»

Международные события последних 10–15 лет оставляют противоречивое впечатление. С одной стороны, они подтвердили готовность США практически любыми средствами сохранять статус крупнейшей военно-политической силы современного мира. С другой – обозначили некоторые признаки надвигающегося перенапряжения и кризиса глобальной военной мощи Америки.

К началу XXI века США оказались вынуждены принять на себя ответственность за стабильность в таких регионах мира, как Центральная и Западная Европа, Ближний Восток, Центральная Азия, а также в Азиатско-Тихоокеанском регионе, осуществляя в них военное присутствие на длительной или постоянной основе. При этом уже отчетливо видны признаки начавшегося «стратегического перенапряжения» Соединенных Штатов.

Политический класс США в результате сложной борьбы внутри элит и под давлением общественного мнения в последние годы был вынужден пойти на некоторое снижение военных расходов – с 691 млрд долл. в 2010 г. они сократились до 560 млрд в 2015 г.

Сокращение бюджетных ассигнований на нужды национальной обороны привело к закрытию ряда перспективных оборонных программ. Таких, например, как программа «боевой системы будущего», в рамках которой создавались единая унифицированная тяжелая гусеничная платформа для различных типов боевых машин и другие, в том числе необитаемые, боевые платформы для сухопутных войск. Программа выпуска новейших, созданных по технологии «стелс», истребителей F-22A «Раптор» с первоначально требуемого ВВС 381 самолета была сокращена до 187. Американский флот, в свою очередь, был вынужден урезать план строительства эсминцев класса «Зумвалт» (тоже создававшихся с использованием технологии «стелс») с 32 до трех кораблей.

Личный состав вооруженных сил также подвергся сокращению, при этом речь идет не только о тыловых или вспомогательных, но и о боевых частях. С 566 тыс. чел. в 2011 г. действующая американская сухопутная армия к настоящему времени сократилась до 475 тыс. чел., а количество бригадных боевых групп уменьшилось с 45 до 32. Происходит удешевление под видом «оптимизации» как тыловой инфраструктуры вооруженных сил, так и системы их передового базирования.

После вывода войск из Ирака и значительного сокращения контингента в Афганистане фокус внимания американской стратегии с Ближнего Востока и Центральной Азии начал смещаться в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона. Кроме того, вплоть до начала Украинского кризиса военное присутствие США в Европе также постепенно сокращалось.

Цель нашего доклада – представить в общих чертах проблему формирования и трансформации глобальной военной мощи США в XX–XXI вв., в первую очередь – системы передового базирования их вооруженных сил. С нашей точки зрения, было бы важно разобраться также в том, какие потенциальные угрозы и возможности для России влекут за собой последние тенденции в американской внешней и военной политике. Выяснение истинных пределов военных возможностей США способно дать ответ на вопрос о реалистичности стремления таких держав, как Россия и Китай, закрепить за собой региональные сферы военного доминирования.

Полная версия доклада доступна по ссылке

читать еще по теме

8 мая 2017
Беспорядки в Венесуэле и созыв Конституционной Ассамблеи, итоги президентских выборов во Франции
26 декабря 2016
Российские и белорусские эксперты Центра изучения кризисного общества проанализировали вероятность «майдана» в Белоруссии и представили рекомендации относительно формирования белорусской политики России.
22 ноября 2016
Экспертами Центра изучения кризисного общества подготовлен развернутый анализ перспектив китайского интеграционного проекта - Экономического пояса Шелкового пути и месту России в нем.