ЦЕНТЕРО представляет полную версию доклада «Военное присутствие США в различных регионах мира как элемент глобального господства»

Международные события последних 10–15 лет оставляют противоречивое впечатление. С одной стороны, они подтвердили готовность США практически любыми средствами сохранять статус крупнейшей военно-политической силы современного мира. С другой – обозначили некоторые признаки надвигающегося перенапряжения и кризиса глобальной военной мощи Америки.

К началу XXI века США оказались вынуждены принять на себя ответственность за стабильность в таких регионах мира, как Центральная и Западная Европа, Ближний Восток, Центральная Азия, а также в Азиатско-Тихоокеанском регионе, осуществляя в них военное присутствие на длительной или постоянной основе. При этом уже отчетливо видны признаки начавшегося «стратегического перенапряжения» Соединенных Штатов.

Политический класс США в результате сложной борьбы внутри элит и под давлением общественного мнения в последние годы был вынужден пойти на некоторое снижение военных расходов – с 691 млрд долл. в 2010 г. они сократились до 560 млрд в 2015 г.

Сокращение бюджетных ассигнований на нужды национальной обороны привело к закрытию ряда перспективных оборонных программ. Таких, например, как программа «боевой системы будущего», в рамках которой создавались единая унифицированная тяжелая гусеничная платформа для различных типов боевых машин и другие, в том числе необитаемые, боевые платформы для сухопутных войск. Программа выпуска новейших, созданных по технологии «стелс», истребителей F-22A «Раптор» с первоначально требуемого ВВС 381 самолета была сокращена до 187. Американский флот, в свою очередь, был вынужден урезать план строительства эсминцев класса «Зумвалт» (тоже создававшихся с использованием технологии «стелс») с 32 до трех кораблей.

Личный состав вооруженных сил также подвергся сокращению, при этом речь идет не только о тыловых или вспомогательных, но и о боевых частях. С 566 тыс. чел. в 2011 г. действующая американская сухопутная армия к настоящему времени сократилась до 475 тыс. чел., а количество бригадных боевых групп уменьшилось с 45 до 32. Происходит удешевление под видом «оптимизации» как тыловой инфраструктуры вооруженных сил, так и системы их передового базирования.

После вывода войск из Ирака и значительного сокращения контингента в Афганистане фокус внимания американской стратегии с Ближнего Востока и Центральной Азии начал смещаться в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона. Кроме того, вплоть до начала Украинского кризиса военное присутствие США в Европе также постепенно сокращалось.

Цель нашего доклада – представить в общих чертах проблему формирования и трансформации глобальной военной мощи США в XX–XXI вв., в первую очередь – системы передового базирования их вооруженных сил. С нашей точки зрения, было бы важно разобраться также в том, какие потенциальные угрозы и возможности для России влекут за собой последние тенденции в американской внешней и военной политике. Выяснение истинных пределов военных возможностей США способно дать ответ на вопрос о реалистичности стремления таких держав, как Россия и Китай, закрепить за собой региональные сферы военного доминирования.

Полная версия доклада доступна по ссылке

читать еще по теме

22 ноября 2016
Экспертами Центра изучения кризисного общества подготовлен развернутый анализ перспектив китайского интеграционного проекта - Экономического пояса Шелкового пути и месту России в нем.
15 июня 2017
Итоги выборов в Палату Общин Великобритании, итоги первого тура парламентских выборов во Франции, проблемы развития цифровой экономики в ЕАЭС
15 мая 2017
Лейбористская партия Великобритании представила свою предвыборную программу, итоги саммита «Пояс и Путь», Страны ЕАЭС и китайская инициатива, вопросы безопасности, войны и конфликты